Руки прочь от ветеранов

Когда Джонатан Свифт описывал в «Приключениях Гулливера», как лилипуты воюют из-за того, с какой стороны разбивать яйцо, он вряд ли мог предполагать, что через пару столетий в России одним из главных скандалов недели станет практически аналогичный повод - название одной из шашлычных на Ленинградском проспекте. Это заведение общепита, находящееся напротив гостиницы «Советская», издавно называлось в народе «Антисоветская». Вполне себе обычный юмор позднебрежневских времен. На фоне открытия в Москве «Советских» чебуречных ничего удивительного, что нынешним владельцам помещения напротив гостиницы пришло в голову возродить старое название на официальном уровне. Никаких мыслей о возможном кощунстве или аморальности этого слова им в голову не пришло. Да и странно было бы, если бы пришло - ведь в Москве множество заведений, использующих как коммунистическую, так и, наоборот, белогвардейскую или диссидентскую символику.

Однако название «Антисоветская» не понравилось членам московского Совета ветеранов. Что, опять-таки, вполне объяснимо: пожилые люди, как правило, хуже воспринимают юмор такого рода и более трепетно относятся к временам своей молодости. Совет ветеранов пожаловался свеженазначенному префекту САО Олегу Митволю, решившему прислушаться к гласу гражданского общества и приказавшему снять спорную вывеску. Что и было сделано. Не самая актуальная проблема Северного округа, ну да ладно. Ветераны рады, народу все равно. Подумаешь, шашлычная. Пустяк.

А вот дальше смех закончился. Советский (или антисоветский, что в данном случае одно и то же) диссидент Александр Пинхосович Подрабинек выступил со статьей. В которой он не осудил чиновничье рвение Митволя, а с грязной руганью обрушился на ветеранов. Цитировать не будем, кому интересно, можете ознакомиться по ссылке.

Читая статью, приходишь к выводу, что, возможно, советская карательная психиатрия была не только карательной, а временами очень даже полезной. Потому что как психически здоровый человек еврейской национальности может оправдывать бандеровцев, которые, возможно, вешали его родственников, нормальный человек любой национальности понять не может. Впрочем, на этом пути Подрабинек не первый - Александр Минкин несколько лет назад тоже, помнится, написал статью, в которой не исключал, что в случае победы Гитлера всем было бы лучше. О том, что в случае победы Гитлера шансов на жизнь у него бы не было, Минкин предпочел забыть. Как и Подрабинек. Вот такая особенность психики.

После того как шутки кончились, движение «Наши» призвало разобраться с Подрабинеком, а либеральная интеллигенция, в свою очередь, с ужасом начала кричать о травле несчастного художника, который «имеет право на самовыражение».

Как должно общество реагировать на выпады против наших ветеранов, на попытки измазать грязью наши святыни? Об этом наша сегодняшняя дискуссия.

Алексей Мещеряков, активист МГЕР: Жизнь этого существа должна стать максимально некомфортной

Я полностью согласен с коллегами из движения «Наши». Подрабинек поставил себя вне цивилизованного общества, вне людей, с которыми возможна какая-либо содержательная дискуссия. Термин «нерукоподаваемость», к сожалению, приватизирован либерастами, но я удивлюсь, если хоть кто-то из помнящих о подвиге советского народа в Великую Отечественную войну подаст Подрабинеку руку. Слишком мало у нас осталось ветеранов, чтобы мы могли позволить мразям плевать им в лицо. Жизнь этого существа должна стать максимально некомфортной. Пусть едет во Львов или Латвию - там его наверняка накормят, напоят и обогреют. Впрочем, предавший раз предаст и во второй. А у предков нынешних бандеровцев с предками Подрабинека разговор всегда был короткий - в петлю и на столб.

Вообще, это особый склад характера - стремиться изгадить все, до чего можешь дотянуться, не жалея ради красного словца ни отца, ни мать. Минкин и Подрабинек пачкают подвиг героев Великой Отечественной, Пархоменко и десятки менее известных глумятся над РПЦ, для Шендеровича вообще нет ничего святого, кроме его ущемленного эго. Таких людей мало, но в полном соответствии с поговоркой про клопа они крайне вонючи.

Разумеется, никто не призывает отменить свободу слова. Никто не призывает сажать за критику Путина или Медведева. Да и Подрабинека сажать тоже не надо - ни одной статьи Уголовного кодекса он в своем пасквиле не нарушил, хотя особо щепетильный юрист может увидеть разжигание ненависти к социальной группе «советские ветераны». Но как мне кажется, это не тот случай, когда должно вмешиваться государство. Орлы не ловят мух. Гражданское общество само разберется с теми, кто посягает на наши святыни.

И я не удивлюсь, если Подрабинек уже скоро прибежит за помощью к тому государству, которое он сейчас с таким удовольствием поливает помоями.

Мария Авакова, активист МГЕР: Не надо делать из шавки жертву режима

Я, безусловно, осуждаю мерзкую статью Подрабинека и не представляю, насколько нужно быть ослепленным ненавистью к государству, которого уже 18 лет нет, чтобы в борьбе с ним перейти все границы человеческой совести. Подло и стыдно ради красного словца оскорблять ветеранов, проливавших кровь за то, чтобы мы все жили на Земле.

Вместе с тем, я категорически против предложений нападать на сотрудников редакции, порчи их же автомобилей и т.п. Мы, к счастью, живем не в дикой африканской стране, где после публикаций в СМИ безобидных карикатур происходят кровавые столкновения с десятками жертв, а в цивилизованной европейской. Как бы ни хотелось тому же Подрабинеку и иже с ним доказать обратное. Как, возможно, несколько прямолинейно, но честно отметил Владимир Путин после убийства Анны Политковской, смерть этой журналистки принесла больше вреда, чем ее статьи. Если с Подрабинеком, не дай Бог, что-то случится - вреда от этого будет гораздо больше, чем от его статейки.

Оружие современной борьбы - это безусловный бойкот. Это стопроцентный отказ от сотрудничества. Это отказ от сотрудничества с теми, кто нарушает бойкот. Хоть руководство «Новой газеты» и заявило, что готово печатать Подрабинека, я думаю, этот тот случай, когда акционеры газеты Алексей Лебедев и Михаил Горбачев могли бы отказаться от политики невмешательства. Потому что плевок в сторону советских ветеранов - это и плевок в сторону советского президента, и в сторону родителей российского банкира.

Не надо делать из мелкой швали, пережившей свою эпоху и судорожно пытающейся хоть как-то привлечь к себе внимание, медиазвезду и жертву режима. Подрабинек сам себя наказал.

Я: «За наших ветеранов отрежем уши»

Безусловно, крайне трудно удержаться от эмоций, когда покушаются на святое. У любого человека, чьи родственники воевали в Великую Отечественную, зачешутся кулаки, когда читаешь: «Это вам только кажется, что отдых ваш заслуженный и почетный. Это вам только кажется, что вы пользуетесь всеобщим уважением. Вам внушили это давно, но ваше время кончилось. Ваша родина - не Россия».

Это ваша родина не Россия, Александр Пинхосович. Это вы до сих пор живете в СССР. Обедая во французском ресторане в центре Москвы, вы на самом деле до сих сидите в советском городе Оймяконе или советском городе Киржаче и, не покладая рук, боретесь с давно похороненным трупом советской власти. До недавнего времени это было бы вашим личным делом - действительно, мало ли тараканов у людей в головах. Однако вы сами сделали все, чтобы привлечь общественное внимание к своим тараканам.

В отличие от вас, Александр Пинхосович, мы уже давно живем не в СССР, а в России. Однако мы чтим подвиг тех, кто дал нам возможность жить в независимой стране. И мы сделаем все, чтобы их последние годы прошли были светлыми. Чтобы ни одна шавка не смела гавкнуть на ветерана. Чтобы ни одна мразь, не сделавшая в этой жизни ничего хорошего, не думала, что она имеет право судить Воина-Победителя.

В 90-е годы, когда во власти было немало единомышленников Подрабинека, считавших, что основная задача ветеранов - побыстрее умереть, у патриотических сил был очень хороший слоган: «За наших ветеранов отрежем уши!» И как лозунг «Слава России!», бывший маргинальным еще 10 лет назад, сейчас стал общеупотребимым, также, возможно, стоит и вспомнить резкий, но мобилизующий лозунг про ветеранов.

Мы не в Латвии, Александр Пинхосович, и даже не на Украине. Мы - в России. И безнаказанно оскорблять ветеранов здесь не получится. Жаль, что вы не подумали об этом, прежде чем отправить свое письмо в редакцию «Ежедневного журнала». Теперь поздно.

Интеллигенция очень любит повторять, что если бы в России было гражданское общество, то все было бы по-другому. Реакция на пасквиль Подрабинека - тест на гражданственность. Если общество утрется - значит, его на самом деле нет. Но судя по тому, что кампания набирает обороты, жизнь бывшего диссидента, а ныне просто мрази действительно разделится на две части. Впрочем, забывать про Уголовный кодекс никому не следует - есть много способов сделать жизнь человека невыносимой, не выходя за рамки закона.

Смерть фашистам! Позор их пособникам! Слава России!

http://www.molgvardia.ru/discuss/2009/09/25/9867

0 коммент.:

Отправка комментария

СВОБОДНАЯ ПРЕССА